знач.знач.
EURUSD20/100EUREUR20/100
Погода за окном:
  • №20
  • Массовая газета Зонального района
    Выходит с января 1984 года

    • Старый новый год

      2015-12-173870

      Геннадий ШКОДИН, с. Зональное

      Наташа, зябко подняв воротник пальто, одиноко сидела на скамейке центральной аллеи городского парка. Октябрьский ветер безжалостно срывал с деревьев пожелтевшие листья, бросая их на мокрый асфальт под ноги спешащим куда-то редким прохожим. Из-за деревьев на фоне мрачного осеннего неба просматривались серая стена древней каменной крепости с полуразрушенной башней да церковь семнадцатого века с сияющим позолотой крестом над синим куполом. Она любила это место городского парка: пятая скамейка слева от центрального входа… Много лет назад парень, ставший впоследствии её мужем, назначал ей здесь свидания, а сейчас она ждала свою дочь Татьяну. По возникшей когда-то традиции, мать и дочь часто встречались здесь после работы и, если было свободное время, гуляли по аллеям или просто, компенсируя недостаток общения, сидели на лавочке в тени, обсуждая накопившиеся новости. Правда, в последнее время таких встреч и совместных прогулок становилось всё меньше. Наташа относилась к этому философски: что делать, у выросшей дочери появились свои интересы.
      Издалека послышался девичий смех, и у центрального входа с группой девушек появилась дочь. Увидев мать, Татьяна попрощалась с подругами и, подойдя к ней, присела рядом. Наталья Павловна посмотрела на дочь. Её душу заполнило чувство материнской любви и умиления. Она гордилась дочерью, и не только успехами в учёбе, но и её красотой. Да-да, эту гибкую, белокурую красавицу вырастила, подняла она одна.
      – Ты меня сегодня чуть не заморозила, – тихо промолвила Наталья, лёгким поцелуем коснувшись её щеки.
      – Ой, мам! Прости, дорогая! Это всё Гришка Корнев – староста наш. Представляешь, затеял собрание после занятий! Всем домой надо, а он своё бубнит: «Собрание надо провести…» Всё борется за посещаемость лекций. А кто не ходит на лекции? Друзья его и не ходят. Вот и сказал бы им это без всякого собрания. Правда, мам?
      – Правда, правда, – согласилась мать, вздохнув. – Погода сегодня, похоже, не для прогулок. Ну что, домой?

      Встав с лавочки, они напра-
      вились к трамвайной остановке. Когда до неё оставалось около ста метров, Наталья вдруг заметила, что за ними неотрывно следует молодой смуглолицый мужчина среднего роста в кожаной куртке, синих джинсах и вязаной шапочке. Обычный парень, и одет очень типично – вон они все сейчас как из инкубатора, никакой фантазии в одежде. Вот только смугленький какой-то. И чего ему от нас надо?
      – Это случайно не твой поклонник? – спросила Наталья, посмотрев подозрительно на дочь. – Вон сзади плетётся.
      – Впервые вижу, – ответила Татьяна, бросив короткий взгляд на мужчину. – И вообще, я думаю, что он тоже идёт на остановку. Ему просто с нами по пути.
      – Возможно, – кивнула головой мать. – Однако для пущей уверенности поедем на такси, – вдруг сказала она и подняла руку, останавливая машину.
      Для шедшего за ними человека совершённый женщинами манёвр оказался полной неожиданностью.
      Через заднее окно автомобиля Наталья видела, как парень, остановившись, растерянно смотрел вслед увозившей их машине. Преследовать такси он не стал, а, развернувшись, медленно пошёл обратно.
      – Что и требовалось доказать, – удовлетворённо пробормотала мать. – Он действительно шёл за нами, – огласила она свой вывод. – А ты заладила: на остановку идёт, на остановку идёт… Ты правда его не знаешь? – спросила она Татьяну, добавив в голос строгости.
      – Да не знаю я его! – отмахнулась дочь. – Какой-то случайный тип.
      – Не знаю, не знаю, – передразнила её мать, усаживаясь на сиденье поудобнее.
      – Мама, в чём дело? Мало ли кто где ходит, – покраснела от досады дочь.
      К счастью, дальнейшего развития разговор не получил, потому что автомобиль подъехал к дому, в котором они жили, и мать занялась расчётом с водителем, а Татьяна, воспользовавшись этим, вышла из такси и направилась к подъезду. Утром она убежала на занятия, а мать, позавтракав в одиночестве, ушла на работу, где вскоре забыла о вечернем событии.

      Всю следующую неделю Та-
      тьяна писала курсовую, занимаясь с утра до вечера в библиотеке, поэтому женщины обходились без прогулок. В пятницу вечером Татьяна, нагруженная книгами, вышла из нового, недавно принятого в эксплуатацию корпуса института. Пройдя по обширному и пустому двору на улицу, освещённую редкими фонарями, она направилась к остановке. С невидимого неба моросил мелкий дождь.
      – Девушка, – раздался вдруг позади её мужской голос, – разрешите Вам помочь?
      – Спасибо, мне не тяжело, – ответила она, окинув незнакомца взглядом.
      Парень лет двадцати. Его прикид – потёртая чёрная куртка, выцветшие синие джинсы, натянутая на уши спортивная шапочка – кричал «бедный студент». Ещё Татьяна обратила внимание на восточную смуглость и сильный акцент парня. Молодой человек, белозубо улыбаясь, смотрел на неё. Всё понятно, как говорят в полиции «лицо кавказской национальности». А то кто тут у нас ещё может разговаривать с акцентом? Только гости с жаркого юга.
      – Тогда я Вас провожу, – сказал он и решительно пошёл рядом. – А то давайте всё-таки Ваш пакет, помогу.
      – Нет, – поспешно ответила Татьяна, отдёрнув от него руку с тяжёлым пакетом. – С чего это я буду отдавать свои вещи незнакомому мне человеку?
      – Так давайте познакомимся, – парень протянул ей руку.
      – Я не знакомлюсь с мужчинами на улице, – отрезала Татьяна и пошла дальше.
      – Ну, вообще-то, это не современно, знакомиться можно везде. Хотя, как Вас звать я, допустим, знаю, – не отставал тот. – Вы Таня, а я, – он сделал лёгкий поклон, – Пьер.
      – С каких пор на Кавказе мужчинам дают имя Пьер, а не, скажем, Абдулла? – сказала девушка, продолжая путь.
      – Я не с Кавказа, – возразил парень. – Я из Франции, я француз.
      – А-а-а, «французик из Бордо», – съязвила Татьяна.
      – Я не из Бордо, – не понял колкости Пьер. – Я из Лиона.
      В ответ последовало холодное молчание.
      До самой остановки Пьер никаких инициатив больше не проявлял, но и не уходил, просто шёл рядом.
      – А откуда Вы меня знаете? – спросила Татьяна, которой этот вопрос не давал покоя.
      – Так я неделю за Вами хожу, – признался парень. – А Вы то с мамой, то с подругами, а меня и не замечали, – его голос звучал печально.
      Громыхая по рельсам, к остановке подошел трамвай.
      Татьяна, смешавшись с толпой, вошла в вагон.
      – Вам со мной не надо, – остановила она молодого человека, попытавшегося войти вслед за ней.
      – Таня, завтра суббота! Приезжайте сюда в 14 часов, я буду ждать! – отчаянно закричал Пьер в закрывающуюся дверь…
      (Продолжение следует)

      Номер:

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить