знач.знач.
EURUSD21/1159.27EUREUR21/1169.67
Погода за окном:
  • №20
  • Массовая газета Зонального района
    Выходит с января 1984 года

    • Изобретатель

      2015-06-114570

      Семён Серёдкин – владелец животноводческого комплекса «Самохваловский бычок» – шёл вдоль коровника, внимательно осматривая хозяйским взглядом и само строение, и прилегающую к нему площадь. Такие прогулки, как он говорил, «по производственной площадке», Семён делал почти каждый день. И совсем не потому, что в кабинете ему делать нечего, как злословили некоторые. Характер у него такой – порядок любит, а проверить его и восстановить в случае нарушения, сидя в кабинете, не получится. Ну вот, смотрите, возле двери лежит большой клок сена. Кто-то привёз корм для животных и обронил. Надо узнать, кто это допустил, и предложить прибраться, а то, ишь, разбросались. Так можно в одном месте бросить пол тюка, в другом столько же, а потом кормить скотину станет нечем.

      Так, примечая всё и запоминая, он прошёл по территории комплекса вплоть до самой водокачки и трансформатора, металлическая будочка которого приютилась в тени водонапорной башни. Семён уже хотел было вернуться обратно в офис, но тут он увидел такое, что начисто отбило у него желание возвращаться к себе. Провода, идущие от линии электропередачи к трансформатору, через который электроэнергией снабжался весь комплекс, отсутствуют. Это было из ряда невероятных событий. «Да что же это!? Кто посмел!? – закипело в душе у Семёна. – Ему – добросовестному плательщику – вот так вот, запросто приехать и, никого не поставив в известность, напрочь отключить электроэнергию. А энергетик комплекса – где он? Чем занимается? Он что действительно не знает, что творится в его хозяйстве? Похоже, что не знает. Ладно. Сейчас. Сейчас». Семён развернулся и размашисто зашагал к зданию, где располагалось помещение энергетика. В нём бушевала такая буря, что её энергии хватило бы на снабжение комплекса в течение дня. По крайней мере, так думал он.

      Энергетик Валера Грицаев был на месте и находился в бодром расположении духа, что сразу отметил проницательный Серёдкин. «Ничего, – подумал он, – сейчас ты у меня мигом сдуешься».
      – Привет, Анатольевич, – поздоровался электрик с начальником, не обращая внимания на его вздрюченный вид.
      – Я тебе сейчас устрою приветы! Ты что не знаешь, что нас отключили от энергии?! Весь комплекс обесточили, а он тут сидит! Не знаю, что делает! Если ты сейчас же не подключишься к сети, я тебя уволю! И обратно не возьму. Вот увидишь! А ну, вперёд!
      Серёдкин решительно подтолкнул Грицаева к двери.
      – Семён Анатольевич, да ты что! О чём ты говоришь? – Валера только сейчас заметил взъерошенность Серёдкина и отскочил в сторону, опасаясь очередного толчка начальника.
      – Докладываю вам, – Семён картинно поклонился энергетику, помахав зачем-то перед собой правой рукой. – Отключили нас от электроэнергии, господин Грицаев, а вы, как я вижу, совершенно не в курсе событий. Как это они вас проигнорировали?! Совсем ни в грош не ценят. Скоро доярки придут. Как они будут коров доить? Когда они придут меня рвать, я тебя им брошу на съедение. Понял?
      – Ах, вон оно что, – как-то легкомысленно отмахнулся Грицаев. – Как это отключили? Ерунда! Не может этого быть. Нас сейчас никто не отключит.
      Он подошёл к стене и, дурашливо улыбаясь, произнёс:
      – Да будет свет!
      Щёлкнул выключатель.
      Яркий ровный свет залил неказистый кабинетик Грицаева.
      – Ну вот, смотрите, – теперь уже он вычурно протянул руку к лампочке и произнёс. – Как видите, напряжение есть.
      – А там тогда что? Почему провода оборваны? – спросил изумлённо Семён.
      – Пойдёмте ко мне в мастерскую, всё покажу, – энергетик накинул куртку, и они вместе вышли на улицу.

      Дорога до мастерской заняла около пяти минут. Грицаев своим ключом открыл входную дверь, и они вошли в помещение, внутри которого Серёдкин увидел расположенные вдоль стен верстаки, с укреплёнными на них тисками и инструментами, отдельно располагались несколько небольших станков различного назначения. В углу справа были свалены металлическая стружка, обрезки проводов, труб и прочие отходы. Слева у стены располагался небольшой металлический шкаф, который Семён когда-то использовал в качестве сейфа.
      – Вот это теперь наш источник энергии, – Валерий похлопал рукой по металлическому шкафу.
      Он нажал на кнопку пускача, и под высоким потолком вспыхнули две лампы, залившие жёлтым светом мастерскую. Затем электрик повозился с замком и открыл дверцы шкафа. На верхней полке стояла блестящая металлическая коробка, из одного конца которой торчал стержень из непонятного материала с отполированным до блеска металлическим шаром на конце. Из другого конца коробки выходил кабель, который через отверстие в стенке шкафа проникал в помещение мастерской. Проследив его взглядом, Семён увидел, что провод, блеснув изоляцией в свете электрических ламп, гибкой змейкой уходил куда-то на крышу. На коробке выделялась панель, с расположенными на ней тумблерами разного размера и светодиодной лампочкой, светившейся ярким голубоватым светом.
      – Что это? – спросил Семён, с нескрываемым опасением глядя на подчинённого. – Что ты мне показываешь?
      – Анатольевич, что с тобой? – Грицаев подозрительно уставился на Серёдкина. – Я же сказал, это теперь наш источник энергии. Он сейчас в работе, вырабатывает энергию – видишь, светится индикатор, – он ткнул пальцем в лампочку на панели.
      – Вот эта фиговина вырабатывает энергию? Ты за кого меня принимаешь!? – Семён агрессивно приблизился к Грицаеву. – Ну! Из чего она вырабатывает энергию? Я смотрю, тут нет ни газа, ни угля. Должен же быть какой-то энергоноситель. Я, слава Богу, из ума не выжил. Да и тихо что-то здесь очень, – Серёдкин опасливо приблизил свое ухо к коробке. – Тишина, муха не жужжит, – констатировал он уверенно. – Так не бывает.
      – Смотри, Анатольевич, – Валерка уверенно взглянул на хозяина. – Вот этим тумблером подключается первая база. Судя по положению тумблера, она сейчас подключена. Иди смотри на окна базы, там сейчас должен свет гореть. А теперь я её отключаю, – он щёлкнул тумблером. – Ну что, погас там свет или нет? – спросил он у Семёна.
      – Погас, – меланхолично ответил Семён, чувствуя, что начал почему-то потеть, а голова закружилась. Добравшись до верстака, он, чувствуя слабость, оперся на него.
      – Вот эти тумблеры, – энергичным тоном продолжал Грицаев, указывая на торчащие из коробки рычажки, – предназначены для подключения электропитания других производственных помещений. – Видите, как всё просто. Всего-то: щёлк да щёлк, и объекты подключены.
      – Слушай, ты скажи мне всё-таки – кто нам обрезал провода? – снова спросил Семён, всегда ценивший полную ясность.
      – Да я и обрезал, – признался Валерка. – Зачем они нам. Вот моё изобретение – преобразователь атмосферной энергии, оно снабдит энергией весь наш комплекс, причём бесплатно. И чего ещё надо?
      – А если это сломается? – Серёдкин осторожно показал пальцем на коробку с проводом.
      – Думаю это не возможно, – ответил энергетик. – Я гарантирую.
      – А вдруг нам понадобятся дополнительные мощности. Где мы их возьмём?
      – Сколько бы вам, Семён Анатольевич, не понадобилось мощностей, я вам их обеспечу.
      – Обеспечишь? – спросил Семён, глядя испытующе на электрика. – Ну ладно, – примирительно протянул он и, оторвавшись от верстака, вышел из мастерской.
      Посчитав, что инцидент исчерпан, следом вышел и Валерка. Всё было спокойно, комплекс работал: светились лампочки, гудели электродвигатели насосов и прочих агрегатов, никто не бежал и не жаловался на отсутствие энергии.

      Серёдкин направился в офис, искоса поглядывая на идущего рядом энергетика. «Изобретение говорит, преобразователь какой-то, – крутились в его голове мысли. – Хотя, конечно, – вспомнил он, – с этим преобразователем Грицаев давно носится. Утверждает, что в атмосфере энергии столько, что на все поколения хватит. Надо только научиться извлекать её оттуда, а то она вся уходит в землю в виде молний. Но это же неэкономно. Мол, жил раньше физик Никола Тесла, так ему, вроде, удалось извлечь энергию из атмосферы. У него даже автомобиль ездил на атмосферной энергии. Правда, перед смертью он все свои наработки уничтожил, а записи зашифровал. Считал, что не доросли люди до таких знаний. Всё, что ни придумают, во вред себе обращают.
      Мужики с интересом слушали энергетика, как сказочника, а сами, отойдя потом в сторону, выразительно крутили пальцем у виска. Не родилось ещё такого человека, который бы заставил молнию на себя работать. Значит, у него всё получилось. Ай да Валерка! Ну, выдумщик! Молодец! А скромный такой, ходит себе, помалкивает, не пристаёт, деньги не клянчит. Если бы не подошёл к водокачке, то и не узнал бы, что у него на объекте работник научное открытие сделал. Вот что значит прогулки по территории, ничего не скроется от хозяйского глаза».
      Так, вдвоём, через пустую приёмную они зашли в кабинет Серёдкина.
      Сняв куртку, владелец комплекса уселся на своё место, а Валерка примостился за приставным столиком. Подперев голову руками, он выжидательно уставился на своего начальника.
      – Значит, говоришь, энергии будет хоть отбавляй, и причём бесплатной, – Серёдкин, наконец, подвел итог увиденному своими глазами и услышанному от Грицаева.
      – Да, – твёрдо ответил энергетик.
      – Брат ты мой, где же ты раньше был? – расплылся вдруг Семён в доброй улыбке. – Ты знаешь, сколько я плачу за электроэнергию этим ненасытным упырям из энергосбыта? – он встал и скорбно навис над столом, приблизив лицо к Валерке. – А они, знай себе, тарифы повышают да повышают.
      – Да знаю, знаю, Семён Анатольевич, – отозвался энергетик.
      – Вот я бы на эти деньги, что перечисляю им, наш скотный двор расширил бы, закупил бы племенных бычков, да и вам бы зарплатку поднял, – начал загибать пальцы он на левой руке. Устав стоять в неудобной позе он выпрямился, а потом опять сел в кресло. – Как ты на это смотришь? А то вы, наверное, думаете, что если фирма что-то лишнее получит, то Семён деньги сразу же в чулок складывает? – он испытующе взглянул на электрика. – Нет, Валера, нет. Всю прибыль пускаю в дело.
      – Мы знаем, Семён Анатольевич, – откликнулся Грицаев на откровения хозяина комплекса.
      – А ты молодец, – похвалил Семён Грицаева. – Надо же додуматься до такого. Надеюсь, что твоё изобретение поможет нам, – он встал со своего места и, подойдя к энергетику, поощрительно похлопал его по плечу. – В этом месяце я прикажу бухгалтеру начислить тебе премию. Знаешь, к сожалению, это всё, что сейчас могу, – Семён, сделав скорбный вид, развёл руками. – Выплаты вознаграждений за рацпредложения, разные там изобретения, как было раньше на заводе, у нас теперь не предусмотрены.
      Серёдкин вернулся на свое место и включил компьютер.
      – Семён Анатольевич, – воспользовался Грицаев хорошим настроением работодателя, – мне надо срочно домой съездить. Если что – я на связи, звоните, – и он встал со стула.
      – Не вопрос, поезжай, – отозвался Серёдкин, не отвлекаясь от созерцания экрана монитора.
      Энергетик, покинув хозяйский кабинет, длинным пустым коридором вышел на улицу. Сев в принадлежащую ему старенькую «Ниву», он выехал за пределы комплекса и не спеша направился к Самохваловску – городку, где на одной из окраинных улиц располагался его дом.
      На входной двери жилища электрика висел замок, и он сразу проехал к гаражу, возле которого стоял невысокий мужчина в рыжей шапке из собачьего меха и в серых подшитых валенках – сосед Иванов. Его, конечно, ждал. Подбежав к остановившемуся автомобилю, он, улыбаясь, протянул руку для рукопожатия и сказал:
      – Твоя, я видел, в садик за Витькой подалась.
      – Догадываюсь, – ответил Грицаев, пожимая протянутую руку.
      – Валер, когда свет-то в дом подведём? Коробочка твоя уже два дня стоит в летней кухне. Ребятишки крутятся вокруг неё, думают, что это я купил какой-то новый «дивидюшник».
      – Пусть крутятся, преобразователь не активирован, значит безопасен. Кстати, ты купил батарейки для активации, как я говорил?
      – Конечно, Валера, я их купил ещё вчера, лежат, тебя ждут.
      – Вот и хорошо.
      Грицаев вышел из машины, открыл багажник и достал из него моток электропроводов, как раз тех, что он срезал с трансформатора. Там-то они уже не нужны, а тут людям пригодятся. Прихватив плоскогубцы, он направился к дому Иванова.
      – Валер, у тебя уже месяц такой работает. И как? – озабоченно спрашивал сосед, спешащий рядом.
      – Да всё хорошо.
      За час энергетик активировал преобразователь и соединил его с домом, окна которого вскоре засветились электрическим светом...

      Загнав машину в гараж, Валерий зашёл к себе. Жена уже пришла, на плите его ждал ужин. Едва он расположился за столом, как в дверь кто-то постучал. Пришёл Николай Горелов, живший на соседней улице. За фанатичное пристрастие к кинофильму «Звёздные войны» знакомые прозвали его Джедай, но соседи звали просто – Колян.
      – Вижу, ты у Иванова с проводами возишься, дай, думаю, зайду, поговорю, – начал он, присаживаясь на предложенную табуретку. Затем сразу перешёл к существу вопроса. – Валер, ты, может, и мне его поставишь?
      – Кого его? – усмехнулся Грицаев.
      – Ну, этот пр… пр…, ну, который энергию даёт.
      – Энергию? Откуда узнал-то? – спросил он у Горелова.
      – Так он и сказал, Иванов этот.
      – Знаешь, Колян, я поставил соседу преобразователь, потому что у него энергию отключили.
      – Так, Валер, и у меня тоже отключили, – пожаловался гость. – Неделю назад пришли мужики из сетей и всё отрубили. У меня долг набежал тридцать тысяч. Я уже второй год ничего не плачу, с работы уволен.
      – Да, – с сочувствием протянул Грицаев, доставая из шкафа вторую вилку. – Присаживайся к столу, поужинаем вместе, – предложил он.
      – Да нет, нет, Валер. Я же к тебе не за этим пришёл, – отказался Николай и, встав, подошёл к двери, собираясь уходить.
      – Посмотрю, Колян. Есть у меня в мастерской одна заготовка. Дня через два сделаю, – пообещал Валерий.
      – Вот спасибо! Спасибо, Валера. Я в долгу не останусь, – зачастил Горелов, довольно улыбаясь в усы, покидая дом энергетика.

      Через неделю Грицаев изготовил преобразователь и установил его в доме Горелова. Конечно, всё это не осталось незамеченным, люди всё видят. По Самохваловску прошёл слух, что есть умелец, который изобрёл аппарат, добывающий электроэнергию в неограниченном количестве прямо из атмосферы. Установишь его – и всё, никакого энергосбыта не надо. Причём этот выдумщик устанавливает своё изделие абсолютно бесплатно.
      Сам же герой городских слухов продолжал трудиться на своём предприятии в прежнем режиме. Для него как будто ничего и не произошло. Что тут такого? Да, сделал кое-что. Тихо и спокойно, без всякого ажиотажа, героизма и особого напряжения сил, в собственное удовольствие. Но это, кстати, в пределах его специальности. Суть её вовсе не состоит лишь в умении лазать по столбам да правильно соединять провода, как считают некоторые. Хотя, без этого никак, провода нужны. Без проводов энергию не передашь. Правда, некоторые считают, что можно передавать её и без проводов. Тот же Тесла работал над этим и, говорят, успешно. Да и мы, может, до этого доберёмся. Какие наши годы.
      А приобрёл Валера свою специальность в энергетическом техникуме родного города. Да, да. Образование у него не высшее, обычное среднее специальное образование. А что тут такого? Многие изобретатели вообще образование не имели, а творили чудеса. Вот, например, великий Эдисон энергетиком никогда не был, даже школу не окончил, а вклад его в развитие техники ого-го! Вот так Грицаев и продолжал исполнять свои повседневные обязанности, не зная, что к нему подбираются неприятности.

      Прошла неделя со дня установки преобразователя... Поздно вечером в дом к Горелову постучался гость – двоюродный брат Григорий.
      Николай, глядя на гостя, удивлялся про себя: чего это родственник нагрянул, давно Гриша не уделял ему своего внимания. Чего, спрашивается, пришёл так поздно, не праздник, вроде.
      – Ну вот, а мне тут кое-кто наговорил, сидит, дескать, Джедай наш без света, – начал тот, глядя на яркую лампочку в прихожей. – Дай, думаю, схожу, посмотрю. Может, помощь, какая нужна, ты же знаешь, я энергетик. А тут, вот тебе: тепло, светло и мухи не кусают, полный ажур. Вот и верь после этого людям.
      – Да ты присядь, – растерянный Николай пододвинул Григорию стул. – В ногах, как говорится, правды нет.
      – Ну, рассказывай, – гость снял верхнюю одежду и сел за стол, выставив на него бутылку с прозрачной жидкостью.
      – Чего рассказывать-то? – хозяин продолжал стоять посреди комнаты.
      – Как ты вывернулся? Мне говорили, что у тебя перед энергосбытом долгов не меряно. А здесь смотрю всё тип-топ. Занёс кому-то, чтобы снова подключили?
      – Да нет. Тоже скажешь – занёс. Кому? Я в городском энергосбыте никого и не знаю. Ни входы, ни выходы мне там не известны, – ответил он, смутившись.
      Нарезав хлеба и выставив на стол тарелку с салатом, Николай присел к столу.
      – А тогда что? – настаивал Григорий.
      – Да ничего! – вдруг психанул Колян, которого начала доставать бесцеремонность гостя. – Гриш, тебе-то чего?!
      – Коль, да успокойся ты, – примирительно сказал Григорий. – Ты думаешь, один такой – горемычный?! Таких полно. У меня вон друг в таком же положении. Сейчас зарплату получает и не знает, куда её деть – то ли детей кормить, то ли за коммунальные услуги платить. Вот так. Да успокойся ты. Ну чего. Ну. Успокойся. Так что? Кто помог-то? – он раскупорил бутылку и наполнил стаканы.
      – Сосед у меня выдумщик, – ответил Николай, поняв, что Гришка не отвяжется. – Представляешь, придумал аппарат – энергию качает из атмосферы. Вот он и выручил, установил у меня эту игрушку. Как видишь, отлично работает.
      – Желание людей всех времён иметь дармовую энергию наконец-то исполнилось, – усмехнулся гость, уплетая салат. – Вот, пожалуйста. Свершилось! И всё как-то тихо, спокойно. Ни фанфар, ни речей тебе – обыденно. А что за этим? А за этим, Коля, гигантская катастрофа. Это значит, что все гидроэлектростанции, тепловые станции, атомные, о которые западные «зелёные» обломали все свои зубы, оказываются совершенно ненужными. А на них, Коленька, работают миллионы людей. Значит, и они становятся ненужными, – Григорий озабоченно потёр лоб рукой. – И сколько этот выдумщик с тебя содрал за своё изобретение?
      – Ничего, – ответил Николай, – по-соседски, бесплатно.
      – Это по-нашему. То есть даром? И даже бутылку не попросил? – съязвил Григорий.
      – Он не пьёт, – ответил Николай.
      – А это что-то уже новенькое. Изобретатель – и не пьёт. Коль, неужели меняемся? – приняв озадаченный вид, гость снова наполнил стаканы.
      Горелов неопределённо пожал плечами. Он так и не понял, зачем Григорий пришёл. Его объяснению, что озаботился положением родственника, он не поверил. Гришу он знал с детства, дружили, всё-таки родственники – их отцы родные братья. После школы Григорий уехал в Москву, где окончил знаменитый институт, став энергетиком. Работал в НИИ, который закрыли сразу же после ликвидации академии наук.
      Оставшись без работы, Гриша, сдав московскую квартиру в аренду, вернулся в родной город и уже несколько месяцев на арендные деньги живёт у родителей, благо, что площадь дома позволяет жить двум семьям. Да и не выгонять же отцу родного сына. После окончания школы Гришка прекратил с Коляном все отношения, даже привета ему не передавал. А тут глядите, забеспокоился, вспомнил. Что-то тут не то.
      – Ну и где этот чудо-аппарат? – спросил Григорий у хозяина.
      – В гараже его установили, – ответил Николай.
      – Слушай, ты дай мне его посмотреть. Я же всё-таки имею высшее образование, разберусь в его схемах. Наладим производство, хорошие деньги будем получать. Если он, тюфяк, не умеет извлечь из своего изобретения выгоду, то это сделаем мы. Ну как?
      – Знаешь, – Колян смущённо потупился, – стрёмно все это. А если он спорить начнёт – скажет, он аппарат придумал?
      – Брось. Нашёл о чём беспокоиться, – Григорий презрительно поморщился. – Да он никогда и не докажет своего приоритета. Ему никто не поверит. Какой-то сельский электрик со средним специальным образованием разве может такое придумать?! В одиночку решил проблему, над которой институты бились впустую годами. Абсурд! А вот я имею высшее образование и работал в институте, занимавшимся этой проблематикой. Если вдруг потребуется кому, то объясню, что использовал свои собственные наработки и идеи, возникшие ещё в институте. Фирму откроем. Тебя к себе возьму, найду должность, деньгами не обижу, – соблазнял гость.
      Горелов молчал. Он не знал, как поступить. Навязался же дьявол на его голову. Прёт как танк. Вот давай ему Валеркино изобретение и всё! А не думает о его чувствах? Валерка сделал ему всё от чистого сердца и копейки с него не взял. Сколько он с семьёй без энергии жил, и никто же не помог. Вот так. А с другой стороны если подойти, то Григорий-то родственник, родная кровь. Вон как похож на отца. Те же веснушки на все щёки и глаза как изумруды. Трудно отказать. Да, братан, задал ты мне задачку.
      – Ну, так что, покажешь аппарат? – Григорий заманчиво подмигнул Николаю.
      – А как же я – опять без света сидеть? – Николай хмуро взглянул на висящую под потолком лампочку.
      – Мне всего на один день, – сказал гость. – Этого хватит, к вечеру верну.
      – Ладно, – согласился Горелов, решив, наконец, нравственную задачу. – Давай, приходи завтра утром.
      – Вот. Молодец. Так и надо. А Валерка этот… да что с ним будет? Не умрёт же он?! Я разберусь с его техникой, и мы с тобой таких дел понаделаем! Ладно, давай, до завтра, – прихватив с собой недопитую бутылку, Григорий покинул дом.
      (Окончание следует)

      Геннадий ШКОДИН, с. Зональное

      Номер:

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить