знач.знач.
EURUSD21/1159.27EUREUR21/1169.67
Погода за окном:
  • №20
  • Массовая газета Зонального района
    Выходит с января 1984 года

    • Хранятся в памяти картины той войны...

      2015-05-072550

      В феврале этого года Шубенская школа проводила смотр-конкурс патриотической песни. Меня и ещё несколько человек старшего поколения пригласили на это мероприятие для выступления с приветственным словом. В числе приглашённых была и жительница села Галина Александровна Иванова. Её речь была очень эмоциональной, а некоторые моменты её биографии взволновали слушателей.

      Меня заинтересовала непростая судьба этой женщины, захотелось узнать о ней подробней, я напросился на чашку чая. Человек она не местный, и мало кто из сельчан хорошо её знает. И вот мы сидим за столом. Она меня спрашивает: «С чего начинать?» «Начинайте с рождения», – ответил я. Так началась наша беседа о непростой жизни этой женщины.
      «Я, Иванова Галина Александровна, 1937 года рождения. Место рождения и своих родителей я не знаю. Знаю только то, что с 1939 года воспитывалась в Московском детском доме №1 и зовут меня Галя. Как я оказалась в детском доме и куда подевались мои родители – мне до сих пор неизвестно. По традиции в летнее время года детский дом в полном составе выезжал на Чёрное море. Там нам был построен летний лагерь. Дети всё лето купались и загорали, набирались сил и здоровья. Так было и в 1941 году. Когда началась война, отдых пришлось прекратить. Всех быстро собрали, погрузили в эшелон и в сопровождении военных повезли обратно в Москву.
      В дороге мы узнали, что такое война. Внезапно налетели вражеские самолёты и начали нас бомбить. Эшелон остановился, прозвучала команда бежать всем в лес. Кто повзрослее, тот так и сделал, а мы, малышня, начали прятаться под вагоны. Солдаты сопровождения вытаскивали нас оттуда кого за руки, кого за ноги и бросали под откос. Мы кричали, сопротивлялись, кусались, а солдаты отчаянно пытались нас спасти.
      Наконец бомбёжка закончилась, и самолёты улетели. Сотрудники детдома и солдаты стали собирать уцелевших, подбирать убитых и раненых. С тех пор прошло 74 года, но у меня до сих пор в памяти сохранилась картина – солдат несёт в руках голову белокурой девочки с открытыми глазами, а я с ужасом думаю: «Где же тело?»
      Седая женщина замолчала, закрыла лицо руками и заплакала. Когда она успокоилась, мы продолжили разговор. «Ещё год наш детский дом оставался в Москве, а летом 1942 года нас эвакуировали в Среднюю Азию. Эшелон направился в Киргизию, по пути к нему цепляли санитарные вагоны с ранеными. Наконец добрались до города Фрунзе. Детей и раненых перегрузили на машины и отправили в село Воронцовка, там размещался военный госпиталь. В том же селе оборудовали помещение под детский дом. Машины остановились на центральной площади, она была заполнена народом – женщины, дети, старики. Около машин с ранеными ходила среднего роста русая полноватая женщина в военной форме и давала какие-то распоряжения. Детей стали высаживать из машин и строить в две шеренги. Откуда-то появился худой старик с характерной киргизской внешностью. Он выкрикнул что-то в толпу, и к нему подошла смуглая, неопределённого возраста женщина, за подол которой держались пятеро ребятишек. Старик отсчитал ей из строя ещё пятерых, и уже десятерых она увела к себе домой. Старик выкрикнул следующую…
      Наша машина ещё не разгружалась. Я сидела у борта, наблюдала за происходящим. Вдруг к нашей машине подошла та самая женщина в военном, оглядела ребятишек, остановила свой взгляд на мне и спросила, как меня зовут. «Галя», – робко ответила я. «У тебя есть родители?» «Нет», – отвечаю. «Иди ко мне, дочка, я буду твоей мамой». Она сняла меня с машины, прижала к груди. Большей радости я не испытывала никогда в жизни. Мёртвой хваткой уцепилась за её гимнастёрку, плакала и кричала: «Мама, мама, всё-таки ты меня нашла!» Теперь мы плакали уже вдвоём. Так она на руках донесла меня до самого госпиталя.
      Моей мамой оказалась начальник этого госпиталя, майор медицинской службы Вера Александровна Иванова. Она дала мне свои фамилию и отчество. До конца жизни буду хранить память об этом удивительном человеке и о том, что она для меня сделала.
      О Киргизии у меня остались самые хорошие воспоминания. Удивительная природа: горы, поля цветущих маков… А какие там люди – добрые, отзывчивые. Здание, приготовленное под детдом, так и осталось пустым: местные жители разобрали всех детдомовцев по своим семьям, хотя сами жили трудно и бедно.
      У мамы Веры была квартира, но мы в ней не жили. Круглые сутки она находилась на работе. Спали там же, в её небольшом кабинете. Врачей в госпитале катастрофически не хватало. И хотя по специальности мама была невропатологом, работала ещё и хирургом. Нянечками у постелей тяжелобольных были девочки – ученицы местной школы.
      Однажды, с очередной партией раненых в наш госпиталь поступил фронтовой хирург. У него были ранения в ноги, и от долгой перевозки началась гангрена. Пришлось ампутировать обе ноги. Он выжил, вылечился и пожелал остаться работать в госпитале. Ему сделали высокий стул, специально для высокого операционного стола, и на этом стуле хирург провёл много успешных операций. После его появления маме стало работать полегче.
      Время шло, война продолжалась, я подрастала. Меня стали приучать к медицинской работе: смазывать раны, бинтовать. Один из раненых мне особенно запомнился. Его звали Вася. На вид ему было лет 18-19. При поступлении в госпиталь вид у него был плачевный. Тяжёлое ранение в живот, от дальней дороги всё нутро воспалилось, он был на волосок от смерти. Пришлось вынимать все внутренности и промывать их. Ему удалили половину кишок и часть желудка. Операцию он перенёс, но дела его были плохи. Мне поручили за ним присматривать. Парень мучился и бредил, а когда приходил в сознание, то очень просил поесть. Но есть ему было нельзя.
      На тумбочке всегда стояла банка с вазелином, швы быстро сохли, и их необходимо было смазывать. Однажды я ненадолго отлучилась, а когда вернулась, с ужасом обнаружила, что мой больной съел всю банку вазелина. Я испугалась и побежала звать маму на помощь. Когда она пришла, больной уже спал сном сытого человека. «Ну что теперь делать, – сказала она. – Будь что будет». И ушла.
      Вазелин на больного подействовал как чудесный бальзам. Раны стали заживать, больной пошёл на поправку. Через какое-то время приехала комиссия решать судьбу излеченных: кого вновь на фронт, кого списать вчистую. Василий попал во второй список. Но он «крепко» возразил, отругал комиссию и самовольно, с группой годных к службе отбыл на фронт. До конца войны он писал маме письма, а после войны приехал в госпиталь с молодой женой, чтобы выразить нам свою благодарность.
      Был ещё такой случай. Однажды вместе с ранеными бойцами к нам поступила собака. Это был большой пёстрый пёс, он работал фронтовым санитаром. Ему на спину закреплялись две санитарные сумки, и он самостоятельно бегал по полю боя, находил раненого бойца, а если требовалось, то приводил его в чувство. Грязные раны пёс тщательно вылизывал и садился рядом с раненым для того, чтобы тот мог достать из сумки необходимое лекарство, бинты и сделать себе перевязку. А четвероногий санитар шёл дальше искать следующего «пациента».
      Во время миномётного обстрела пёс был ранен и доставлен в госпиталь. Он имел красноармейскую книжку и продовольственный аттестат. Одну ногу ему пришлось ампутировать. Пёс остался жить при госпитале, ходил на трёх лапах и был любимцем всех больных и персонала».
      После войны Галя окончила школу, затем медицинский институт и всю свою жизнь посвятила медицине. Вырастила и воспитала трёх дочерей.
      Галине Александровне скоро исполнится 78 лет. С детских лет ей пришлось видеть ужасы войны воочию. И сейчас пожилой женщине живётся нелегко, но она не опускает руки: «Ежедневно я совершаю четырёхкилометровые пешие прогулки, люблю животных, обрабатываю свой земельный участок, на котором выращиваю всё необходимое. Люблю природу… В общем, живу!»
      Записал Василий ВДОВИН, с. Шубенка

      Номер:

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить